b5ee11d1

Дегтерев Максим - Редакция 2 (Ок-Но)



МАКСИМ ДЕГТЯРЕВ
ОК-НО
  
     Автор выражает признательность д-ру А. Глазову, без чьей помощи этот роман был бы еще хуже.
  
  
  
   0. Вирус П*ка-ХС. За четырнадцать месяцев до начала основных событий.
  
   Когда на исходе очередных суток все ячейки бортового хронометра обнулялись, хронометр производил сверку собственного времени планетарной станции "Телемак-Пи" с синхронизированными Галактическими часами. Сверка занимала мгновения.

В правой ячейке хронометра появилась единица. Своим появлением она отметила первую секунду нового дня. Биологу Самюэлю Милну, мучившемуся бессоницей, показалось, что единица появилась немного позже установленного системой СИ срока.
   В кают-компанию вошел командир станции Вересов.
   -Сколько на этот раз? - спросил он Милна.
   Милн прищурился, словно прицеливаясь, и без запинки выдал:
   -Девять миллиардов сто девяносто два миллиона шестьсот тридцать одна тысяча восемьсот двадцать один.
   -Миллиарды мог бы опустить, - улыбнулся Вересов. -Пятьдесят один период лишний, торопятся наши часы. Спать-то пойдешь?
   -Коко заболела, - не глядя на командира, грустно ответил Милн.
   Коко была белой лабораторную мышью, любимицей экипажа.
   -Чем ты ее кормил? - полушутя спросил Вересов.
   -Тем же, чем и вас. Овсянкой с сыром. -Милн в этот день дежурил по столовой.
   -Передай, пусть выздоравливает, - и Вересов ушел.
  
   К завтраку Милн не вышел.
   -Распорядок дня для всех один, -ворчал Вересов. -Нет, конечно, если у человека бессонница, я нахожу антигуманным силой заставлять его ложиться в кровать и считать баранов. Но в восемь будь добр сидеть со всеми за столом и, как все, мазать тосты маслом.

Впрочем, на масле я не настаиваю. По-моему, оно прогоркло.
   -Вместо баранов Милн считает периоды излучения цезия-сто трицать три, -вставил планетолог Бриккер. -Проверить бы его надо...
   -Отчего ж не проверишь? - спросил доктор Стахов, астрофизик, недавно перешедший в "Спэйс-Транзит-Инжениеринг" на более высокооплачиваемую работу научного консультанта.
   -Лень, честно говоря. И Коко ясно, что он нас разыгрывает. Пятьдесят один период это... секундочку... пять наносекунд.

Черта с два он заметил бы такую разницу. Подсмотрел по независимому хронометру, наверное... Тьфу, кто достал это масло?

Там же была свежая пачка!
   Бриккер брезгливо отодвинул намазанный тост.
   -Вам не угодить, - вздохнул инженер Жорж Кастен. Сегодня он был дежурным. -Попробуй сыр.
   -Этот? - Бриккер ножом указал на пятнисто-зеленый "Рокфор". -Милн сказал, что плесень на нем появилась уже на станции.
   -Тогда жуй сухари. Их никакая плесень не берет, - ответил Кастен и, подняв перед глазами бутерброд с сыром, провозгласил:
   -О Господь Всемогущий, да будут благословенны дары твои и мы вместе с ними!
   -Амба, -сказал Вересов и нажал кнопку интеркома: -Эй, полуночник, подъем! Алле, ты слышишь?
   -Слышу, не глухой, - хрипловато отозвался Милн. -А сколько сейчас?
   -Полдевятого, - ответил Вересов. -Подходи давай.
   Милн пробурчал что-то неразборчивое. Было слышно, как скрипнула койка - Милн перевернулся на другой бок.
   Вересов выключил интерком.
   -Что-то нет аппетита. -Планетолог Бриккер уныло посмотрел на тарелку с омлетом. -Выпью-ка я чая с джемом. Малиновый джем остался?
   -С утра чай?! - изумился Вересов. -Ты здоров?
   Бриккер передернул плечами.
   -Морозит что-то. Где у нас чай-то...
   Он встал из-за стола и подошел к холодильнику.
   -Чай не там, - сказал ему Кастен.
   -Знаю, я за джемо



Назад