b5ee11d1

Дедюхова Ирина - Повелительница Снов



Ирина Дедюхова.
Повелительница снов
c Copyright Ирина Дедюхова
Email: drkaz@uni.udm.ru
Date: 10 Apr 2000
Память - самая странная штука,
То накатит приливной волной,
То не выдаст в молчанье ни звука,
Поражая на миг глухотой.
Время в памяти нашей хранится.
Средь сегодняшней суеты -
Пожелтевшие книжек страницы
И наивные наши мечты.
Что маячит под призрачной маской
Разлетевшихся календарей?
Время - старый волшебник из сказки
Или память зачеркнутых дней?
Не услышим в ответ мы ни звука,
Не познаем исток и конец...
Здесь сокрыта немая наука
Отстучавших когда-то сердец.
Все равнины покроются солью,
И исчезнет последний народ.
Сердца трепетом, нежною болью
Отмечаем мы времени ход.
x x x
Выбрав родителей, дату и место рождения, душа устремилась к давно
ждущей ее женщине. Перед ней лежало огромное колыхающееся поле слепков,
которое ей надо было пройти, сохранив свою сущность. Лишенные оболочек,
изломанные, истерзанные обломки стремились соединиться в нечто целое,
стараясь прилипнуть к любой женщине, ждавшей ребенка. Они жадно поглощали
энергию приблизившихся к ним душ, шлейфом цепляясь к любой из них. Каждое
движение этой массы было наполнено одни страстным воплем: "Жить, жить, опять
жить! Воплотиться! Стать целым!". Что же сделали люди со своей душой, что
бесформенным беспамятным комом висела теперь между временами и
пространствами?
Распаляя свое свечение, душа прожгла себе путь в этом поле, и тихо
стала опускаться к почуявшему ее, враз забившемуся сердечку. Рядом с ней
таяли хлопья выгоревших обломков душ. Душа засыпала, колокольный звон
прежних жизней и воплощений затихал, начинался большой сон Детства. Который
раз она становилась чистым листом, на котором Жизнь выводила свои сложные
письмена...
О ТОМ, ОТКУДА БЕРУТСЯ ДЕТИ
В погожий, по-летнему теплый день в конце апреля 59 года на пыльном
базаре заштатного городка в Предуралье стояла молодая супружеская пара.
Базар был беден и пуст. На солнышке среди шелухи от семечек грелись
приблудные собаки. Только на одном из прилавков деревенская старуха
торговала темно-болотного цвета, похожими на жаб, солеными огурцами. Спрос
на них явно превышал предложение, и у прилавка выстроилась небольшая
очередь. Продавщица, наслаждаясь важностью момента, не торопясь доставала
огурцы и пыталась мило беседовать с каждым покупателем.
- Толя, я прямо сейчас, прямо здесь умру, если не съем соленый огурец!
Пойди и отбери у этой бабки!
- Ленчик, потерпи, я сейчас в очередь встану!
Его светловолосая симпатичная жена, ничего не ответив, подошла к
оторопевшей старухе и молча отобрала у нее скользкий огурец. Пока муж совал
разоравшейся бабке рубль, жена с наслаждением цинично схрумкала овощ прямо у
прилавка.
- Лена, ну, зачем ты так? Меня чуть в очереди не побили!
- Ой, Толяна, мне что-то так плохо, так плохо! Ох, когда это уже
кончится? Сам-то не беременный, вот был бы беременным, узнал бы...
Супруги отошли к зеленому забору, и молодая женщина, захлебываясь,
согнулась пополам в приступах рвоты. Вышел и бабкин рублевый огурец и
обеденная картошка с луком и почему-то халвой.
- Толя, у меня осталась халва в пакетике, я есть не могу, а ты прямо
сейчас съешь!
- Лена, я уже не могу есть эту халву, и на улице неудобно как-то...
- А мне блевать на базаре у забора удобно? Ешь, мне надо тебя занюхать!
Будущий счастливый отец молча давился халвой, пока жена с наслаждением
его нюхала. Они нюхали халву уже где-то с месяц. Это было настоящим, большим
человеческим счаст



Назад