b5ee11d1

Дедюхова Ирина - Алиска



Дедюхова Ирина Анатольевна
АЛИСКА
Алиска стояла понурая, в печали, уверенная, что жизнь ее навеки
кончена, поэтому и не стоит больше быть хорошей. У двери заведующей детским
клубом Черепашка неловко топталась толстая молодая женщина в мятых шортах.
Она искоса с подозрением поглядывала на Алиску.
Вот где гуляет эта заведующая в рабочее время, когда у Алиски здесь
решается судьба? Правильно, сами-то гуляют, где хотят, а Алиску только и
выпускают два раза в день на детскую площадку перед клубом. Алиса поняла,
что толстуха ее, конечно, себе не возьмет, и ей опять придется сидеть все
выходные запертой в клубе с горбушкой хлеба, размоченной в воде. Она
подошла к скамейке, стоявшей в коридоре и бочком села на нее. От ее
маленькой фигурки веяло такой безнадежностью, что женщина вдруг решилась и
сказала ей: "Не грусти, дружок, я тебя тут одну не оставлю. Может ты вовсе
и не такая стерва, как про тебя рассказывают?"
- Ой, Зиночка! Здравствуй, дорогая! - влетела в клуб запыхавшаяся
заведующая. - Вот это и есть наша мерзавка!
- А документы-то у нее какие-нибудь есть? - деловито осведомилась
Зина.
- Да какие там документы! Знаю только, что звать Алисой. Два года ей,
так что характер ее только могилка исправит. Мамочка эта ее, срань
Господня, привела, прям, как она есть. Ага. Пакетик чипсов только и дала,
наказала ее чипсами кормить. Алиса, дескать, их любит. Я где ей чипсы-то
возьму? У меня же самые запущенные дети района! Они сами-то чипсов не
едали. Но, знаешь, я эти чипсы попробовала - вкусные, зараза! Так что
Алиска не совсем дура, раз их уважает.
Ага, попробовала она их, как же! Как мама ушла, так она все чипсы и
сожрала, в рассеянности глядя в окно. И Зина эта была такая толстая, что на
последующих жизненных этапах о чипсах следовало забыть. Ох-хо-хо! И Алиска
с остервенением зачесала за ушами.
- Ой, она что, вшивая?
- Есть немного, Зин, врать не буду. Да с дустом ты эту пакость
выкупай, и все путем! Ты что чешешься, дрянь? Тебя сюда чесаться пустили?
***
Вообще-то Алискина жизнь начиналась довольно радужно. Каштановый окрас
у такс - признак высокой породы и даже вырождения, так что в потомстве
нестойкий. Из трех родившихся щенков такого цвета оказалась одна Алиска,
так что мама любила ее без памяти. А когда Алису взяла другая мама, для
взрослой жизни, то у Алисы сразу же началась не жизнь, а масленица.
Вот сколько у вас штанов? Да-да, брюки которые. Можете не отвечать, у
Алиски их было семнадцать, не считая гипюровых и настоящих джинсиков с
фирменным ремешком. Гуляла Алиса только на машине, по быстрому делая все
свои делишки прямо у подъезда. А какая у нее была конура! И в каждой
комнате лежали мягкие пушистые подстилки. И все, от папы и мамы до
прислуги, глядя на разнежившуюся у камелька Алису, спешили пощекотать ей
бархатное брюшко... Мама с гордостью рассказывала подругам сколько такая
прелесть стоит, каждый раз несколько преувеличивая первоначальную цену.
Поэтому через некоторое время Алиска уверилась в бесценности собственной
личности.
Мама без памяти любила Алису, но потом принялась переживать, что Алиса
не пудель и ее не надо возить, как какого-нибудь кокера, в специальную
парикмахерскую делать прическу. Все ее подруги ездили туда со своими
собачками и пили там кофе без Алисиной мамы, поэтому она очень много теряла
в жизни. А папа втайне был даже этим доволен. Папа был строг с мамой, но
справедлив. Он, конечно, рычал на нее и даже, шутки ради, иногда кидался,
но, протрезвев, всегда



Назад