b5ee11d1

Дашкова Полина - Херувим (Том 2)



Полина Дашкова
Херувим (Том 2)
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
Ровно в полдень тишину горной деревни на греческом острове Корфу разорвал
рев мотора. Мотоцикл остановился на крошечной площадке под старой высохшей
оливой. Мужчина лет тридцати, невысокий, крепкий, совершенно голый, если не
считать грязных белых шорт, снял шлем, зашел в кафе, уселся за столик на узкой
веранде и закурил.
Хозяин кафе старый Спирос поздоровался по-английски, положил перед гостем
книжку меню, заранее зная, что тот не раскроет, небрежно отодвинет локтем,
потом страшно медленно, как чудовище из детского кошмара, поднимет глаза,
светло-серые, мутные, и произнесет с жестким неприятным акцентом:
- Пятьдесят грамм метаксы и стакан минеральной воды без газа.
Спирос, приняв этот скудный заказ, удалился в кухню и трижды осенил себя
крестным знамением перед ликом своего покровителя, святого Спиридона, обещая
себе и святому, что если завтра в полдень голый человек с мертвыми глазами
ступит на порог его маленького тихого заведения, он, Спирос, захлопнет дверь и
перевернет табличку "закрыто" прямо перед облупленным носом проходимца. Пусть
старуха Ефимия ворчит, сколько душе угодно. Не велика беда - лишиться такого
посетителя. Он появляется здесь уже в третий раз, заказывает на грош, а хамит
на десять тысяч драхм. Он опять не потрудился добавить простое "плиз" к своему
скудному заказу и опять наверняка не доставит чаевых. Аккуратно пересчитает
сдачу, сгребет в кулак и спрячет в карман грязных коротких штанов. Дело не в
копейках. Не нужны Спиросу его паршивые чаевые. Важно отношение, простая
человеческая вежливость, вот что.
Однако сегодня, сделав обычный заказ, посетитель вдруг произнес, глядя на
Спироса в упор своими нехорошими глазами:
- Кто-нибудь в вашей деревне сдает комнату?
Вопрос прозвучал настолько странно, что Спирос растерялся. Деревня была
совершенно не курортным местом. Дюжина белых каменных домиков, прижавшихся к
отвесному склону, как ласточкины гнезда, в шестистах метрах над уровнем моря,
церковь, супермаркет, бензоколонка, кафе старого Спироса и больше ни чего
интересного. До ближайшего пляжа приходилось добираться на машине по узкому
серпантину. Туристы попадали сюда только проездом, если направлялись к
знаменитому высокогорному монастырю святого Пантелеймона или просто
путешествовали по острову. Никто никогда не сдавал здесь комнат. Именно эту
последнюю фразу и произнес старый Спирос, медленно, тщательно, как школьник,
выговаривая английские слова.
- Почему? - спросил посетитель. Короткое "уай?" прозвучало как угроза.
Спирос рефлекторно отшатнулся.
- Если вы спуститесь на пару сотен метров, сможете найти отличные
апартаменты и виллы. До пляжа рукой подать, и чудесный сервис, сэр!
- Но я хочу поселиться именно здесь, всего на три дня, - голос его стал
мягче, он уже не хамил, а просил, как будто даже умолял, - я устал от моря, мне
нравится горный пейзаж.
- Нет,- Спирос растянул тонкие губы в любезной улыбке, - очень сожалею.
Простите, из какой вы страны?
Посетитель ничего не ответил, отвернулся, упер свой немигающий мертвый
взгляд вдаль, в горизонт. Ровная линия моря справа обрывалась сизыми пустынными
скалами албанского берега.
Спирос отправился за минеральной водой и метаксой. Через пять минут
посетитель осушил стаканы, как всегда, не оставил ни гроша чаевых, напялил свой
сверкающий красный шлем, вышел из кафе, опрокинув по дороге стул и не
потрудившись его поднять. Мотоцикл взревел и не поехал, а почти взлетел над



Назад