b5ee11d1

Датнова Ева - Война Дворцам



Ева Датнова
Война дворцам
Четыре года
ВЕРЬ - НЕ ВЕРЬ
Датнова Ева (Евгения Борисовна) родилась в Москве. Окончила Литературный
институт им. А. М. Горького. Печаталась в журналах "Литературная учеба",
"Кольцо "А"" и др. Живет в Москве. В "Новом мире" печатается впервые.
Если ты, Мотя, не будешь плеваться кефиром, а интеллигентно докушаешь все
до конца, я расскажу тебе одну интересную историю, которая приключилась в уже
очень давние времена с прадедом моим, твоим прапрадедом, короче говоря - с
дедом Матвеем. Отнесись к ней, как сам сочтешь нужным.
В ту пору Матвей еще не был ни дедом, ни даже дяденькой, жил в маленьком
городке Бешенковичи, что на Западной Двине, и работал в переплетной
мастерской, сшивая книжные тетрадочки в толстые томики. Переплетчик - это
тебе, конечно, не наборщик, но, с другой стороны, это тебе и не сапожник.
Одним словом, для своего времени и своей среды дед Матвей был человеком
достаточно образованным и интеллигентным.
Так он работал до двадцати лет. А потом началось странное время, когда
всех убивали за то, что они жили и думали не так, а как надо, - никто толком
не знал, когда граждане то объедались, то умирали с голоду и когда людям было
до того страшно поодиночке, что именно в те годы основывались самые крепкие
браки.
У нас, Мотенька, уникальная семья: за последние восемьдесят лет никто не
погиб ни на одной войне и никто не был посажен. А вот насчет тех, кто сажал, -
что да, то да. Дед Матвей по молодости решил, что это очень нужное и
перспективное занятие. И когда он так решил - засунул переплетную иглу в
стенку под обои, завел себе вместо кипы - фуражку и вместо талеса с
филактериями - кожанку с красной повязкой. Для того времени, Мотя, и той среды
такое переодевание было в моде.
Дед Матвей бросил безутешных родителей и невесту, которой, впрочем, у него
еще не было, и убыл в Минск - овладевать выбранной профессией. Он изучал ее в
теории и на практике, даже ездил в Гродну... хм, готовить диплом, оголодал
так, что остались только глаза и партбилет. Но когда он выходил на трибуну и
говорил... ах, как он говорил! Когда ты, Мотя, научишься говорить - ты станешь
таким же блестящим оратором.
Да. Прожил он в Минске полгода, а потом вернулся на родину. И увидел:
коммунист - он один, культурные люди, включая наборщиков, благоразумно
удалились из города, газет никто не читает и тем более не печатает, а все
синагогальное начальство перебила какая-то залетная банда, также и помещение
сожгла. Кто-то верит в бога, кто-то в мировую революцию, кто-то сам не знает
во что. Основная масса населения даже понимала по-русски хуже, чем ты. А вот
дед Матвей как человек грамотный умел по-русски и понять, и объяснить. Поэтому
ему и пришлось осуществлять в Бешенковичах общее руководство.
Город Бешенковичи, что на Западной Двине!.. Когда дед Матвей уже
перебрался в Москву и очаровывал свою будущую супругу, он все врал ей, что
родом из Витебска, - вполне извинимое преувеличение. Представь, как тяжело
было жить интеллигентному человеку среди всеобщей поцеватости!
Как я уже говорила, русские, евреи и изредка попадавшиеся в Бешенковичах
поляки с белорусами никакого языка, кроме своего, не знали принципиально... ты
ешь, Мотя, ешь. А может быть, дед Матвей, как самый идиот, просто единственный
не скрывал своего полиглотства. И вот однажды душным сентябрьским днем - уже
созрели яблоки, но еще не посинел терн - дед Матвей, как обычно, осуществлял
общее руководство городом, сидя в помещении разог



Назад