b5ee11d1

Дашкова Полина - Образ Врага



ОБРАЗ ВРАГА
Полина ДАШКОВА
Все события и герои этого романа вымышлены, любое сходство с существующими людьми случайно.
Автор
Ведь мы играем не из денег,
А только б вечность проводить!
А. С. Пушкин
Глава 1
Снег падал так медленно, словно каждая снежинка дремала на лету. Разноцветные огни вечерней Тверской едва пробивались сквозь рябую пелену. Москва тонула в мягком мокром снегопаде, и даже истерические гудки машин, застрявших в безнадежной пробке перед площадью Белорусского вокзала, звучали спокойней, глуше.
Был час пик. Пешеходы месили соленую слякоть, поспешно огибали глубокие лужи, шарахались от фонтанов грязи, летевших в лицо из-под шальных колес.
- Чтоб ты провалился, мать твою! - пробормотала полная пожилая дама в светлой шубе, проводив сердитым взглядом черный "Линкольн", который хоть и ехал медленно, а все-таки грязью в прохожих брызгал.
В салоне, за глухими черными стеклами, двое мужчин легонько чокнулись крошечными коньячными рюмками и выпили. Один залпом, закрыв глаза и жадно двинув тяжелым щетинистым кадыком. Другой лишь пригубил густой, медово-золотистый коньячок, быстро облизнул тонкие губы и произнес:
- Твое здоровье, Азамат. Слушай, давно хотел спросить, у тебя вроде был выход на этого, как его? - худые белые пальцы нервно отбили дробь по краю салонного столика. - Ну, немец, шустрый такой, в Москве учился, фамилия у него сложная, на М.
- Не знаю, Гена, о ком ты. Зачем тебе немец? Своих, что ли, мало людей?
Азамат говорил с сильным кавказским акцентом и выглядел так, словно черный "Линкольн" только что подобрал его на каком-нибудь грязном перекрестке, где он с грузовика торговал мятыми мандаринами.
Утепленные спортивные штаны с лампасами, облезлый тулупчик, траур под ногтями, длинный смуглый нос. Черные быстрые глаза посверкивали из-под нависших бровей, неприятно убегали от взгляда собеседника, но при этом как бы ощупывали, обшаривали его лицо.
Азамату не нравился этот разговор. Он отлично понял, о ком спрашивает хозяин "Линкольна", но назвать имя, которое тот как бы запамятовал, не спешил. Слишком уж громкое имя.
- Понимаешь, есть у меня одна идейка, - продолжал Геннадий Ильич Подосинский, вовсе не замечая мрачной напряженности Азамата, - тебе, как старому другу, скажу. Хорошая идейка, смешная… Немца-то как звать, а?
Геннадий Ильич быстрым движением выбил сигарету из пачки, жадно затянулся, выпустил дым, прищурился и чуть выпятил нижнюю губу. Даже на мягком диване в уютном салоне своего "Линкольна" он ни минуты не мог усидеть спокойно, вздрагивал, ерзал, менял позу, закидывал ногу на ногу, барабанил пальцами по худому колену, почесывал мягкий пористый нос, приглаживал тусклые черные прядки, прикрывающие лысину. Его высокий, глуховатый теноров часто спускался до нервного шепота, словно он сообщал собеседнику какую-нибудь интимную подробность, и если посмотреть со стороны, то казалось, вытащили эту нелепую несимпатичную фигурку из провинциального нафталина семидесятых, не помыли, даже не встряхнули, запаковали в тысячедолларовый костюм от Кардена, поменяли кривые зубные коронки на голливудскую белоснежную челюсть, усадили в бархатное теплое нутро "Линкольна" и везут сквозь декабрьский снегопад по сумеречной нервной Москве девяносто седьмого года.
- Я хочу очень быстро провернуть кое-что в Израиле. - Геннадий Ильич сделал на секунду задумчивое, мечтательное лицо, откинулся на мягкую спинку дивана, но тут же качнулся вперед, сгорбился, собрался в комок. - Мне надо вытащить оттуда одного интересного человечк




Содержание  Назад