b5ee11d1

Дашкова Полина - Место Под Солнцем



ПОЛИНА ДАШКОВА
МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ.
Все события и герои этого романа вымышлены. Любое сходство с существующими людьми случайно.
Автор
"И вот теперь передо мной не просто слабый раствор зла, который можно добыть из каждого человека, а зло крепчайшей силы, без примеси, громадный сосуд, полный до горла и запечатанный".
Владимир Набоков
Глава 1
Теплой сентябрьской ночью белый "Форд" свернул с проспекта Мира в один из тихих переулков, неподалеку от Третьей Мещанской улицы. Из приоткрытых окон машины оглушительно орала эстрадная музыка. Встречные огни высветили на миг силуэт молодой женщины за рулем.

Сидевшего рядом мужчину не было видно, он почти лежал, раскинувшись на мягком сиденье. Голова его то и дело падала женщине на плечо. Он громко фальшивым тенорком подпевал развеселому шлягеру.
- Глеб, прекрати, - поморщилась женщина и выключила магнитофон.
- А я говорю, будет музыка! - Мужчина икнул и нажал кнопку.
Шлягер зазвучал на весь переулок.
- Ты мог не напиваться хотя бы в честь моей премьеры? - Женщина оторвала руку от руля и легонько хлопнула мужчину по лбу. - Ты заснул в первом акте. Это было видно со сцены. Ты спал и даже храпел.
- Грязная клевета. Я вообще не храплю! Никогда. А во втором акте я не спал, я выражал восторг! - Он опять икнул.
- Правильно, - кивнула женщина, - в буфете. Ты выражал свой восторг в буфете так громко, что это было слышно в зале и на сцене.
- Ну подумаешь, вышел коньячку выпить. С тарталеткой. Имею право. Ты у нас звезда-премьерша, гений русского балета.

А я так, тихий супруг при звезде, купец-меценат. Между прочим, я там кое-кого видел, в буфете. Ох, Катька, кого я там видел! - Глеб Калашников выпятил мокрые губы и трижды противно причмокнул.
- И кого же? - равнодушно спросила Катя.
- Этого твоего придурка-поклонника. Я потому и нашумел, что надоело мне. Достал он меня, я ему так прямо и сказал: ты, говорю, меня достал... - Глеб смачно выругался и опять икнул.
Катя ничего не ответила, она высматривала место для парковки в огромном темном дворе, заставленном иномарками. Она очень устала, ей было лень загонять машину в крытый гараж.
- Слышь, премьерша, ты что, собираешься все эти веники домой тащить? - Глеб кивнул на заднее сиденье, заваленное цветами. - Они та-ак воняют, я от них чихаю.
- Ты бы вышел, помог мне вписаться, - попросила Катя, - не видно ничего.
- Счас сделаем, - важно кивнул Глеб. - Вылезай, премьерша, я сам буду парковаться, ты не умеешь.
- Ладно уж, сиди.
Катя аккуратно припарковала машину у кромки тротуара. Она взглянула на темные окна квартиры и удивилась. Всего минуту назад, въезжая во двор, она заметила, что горит свет в гостиной. А теперь стало темно.

Неужели Жанночка осталась ночевать и все-таки решила приготовить праздничный ужин? Услышала, как подъехала машина, погасила свет, сидит и ждет в темноте с таинственным видом, хочет, чтобы вспыхнули свечи на накрытом столе, когда они с Глебом войдут в квартиру.

Однако праздника не получится. Глеб пьян в дым, начнет материться, икать, рыгать, говорить пошлости, Жанночка обидится, уйдет плакать, как всегда.
Дома никакого застолья не предполагалось. Катя долго уговаривала Жанночку бросить домашние дела и поехать с ними на премьеру. Но домработница пожаловалась на головную боль и осталась дома.
После премьеры в театре был долгий обильный фуршет. Там, фланируя среди блейзеров, малиновых пиджаков, голых надушенных плеч, Глеб Калашников запивал коньяк шампанским, кормил с ложки черной икрой молоденьких танцовщиц кордебалета, гро



Назад