wallko.ru b5ee11d1

Дашков Андрей - Войны Некромантов



Андрей ДАШКОВ
ВОЙНЫ НЕКРОМАНТОВ
Живя,
Будь мертв,
Будь совершенно мертв —
И делай все, что хочешь,
Все будет хорошо.
Бунан
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ЛАЗАРЬ
Так чистый ручей становится мутным
При слиянии с мутным ручьем!
Эдгар Ли Мастерс
ГЛАВА ПЕРВАЯ
ПОСЛЕ СМЕРТИ
Здесь лежу я, не угадавший, что происходит
На земляном ложе!
Эдгар Ли Мастерс
1
В течение целого лунного месяца насыщает Луна взрыхленную черную землю неведомым ядом. В течение целого лунного месяца перемещается вслед за ночным светилом саркофаг с прозрачной крышкой, а в нем — лишь труп, кровь, сырая земля и преломленные крышкой жидкие лучи.

Саркофаг движется по Монорельсу, проложенному в Долине Мертвых, — так медленно, что его движение становится заметным лишь по изменению тени, которую он отбрасывает. Но некому замечать это. Долина безлюдна и утопает в тишине…\Монорельс очень стар.

Согласно преданию, его создали древние с какой-то нелепой целью; опоры — из камня, а змеиное тело — из нержавеющего железа. Долина в те времена представляла собой чуть ли не балаганное место, в котором смерть гостила крайне редко.

Теперь Монорельс изъеден дождями и похож на серую губку, но двигающиеся по его изгибам зловещие предметы все еще не издают ни единого ржавого звука. Движение остается совершенным потому, что подчиняется неспешному ритму вращения небесных сфер, а может быть, причина этого — магия некросферы, во всяком случае, саркофаги плывут в лунном сиянии, словно лодки потустороннего мира, вне времени и звуков, перевозя свое содержимое между незыблемыми горами вечности…\Только с рассветом распадается волшебство.

Утренние лучи проникают в долину — и все замирает до следующей ночи. Это дни беспамятства, разделяющие зыбкие сны, и это время света, который разрушает многое из того, что создано тьмой. Многое, но не все. Саркофаги останавливаются на промежуточных станциях — в гротах, облитых изнутри горным хрусталем, где подолгу блуждают лунные лучи, пойманные в ловушку идеальных отражений…
Птицы избегают этого места, но если им все же случается пролетать высоко над ним, то сверху Монорельс представляется издохшим чудовищем, избравшим для своей могилы глубокую щель посреди горной страны и свившимся в агонии в бессмысленные кольца. Люди не появляются здесь ни днем, ни ночью.

Они загружают саркофаги у начала Монорельса и встречают их у самого конца, даже не зная точно, каков окажется результат их усилий. Все известное принадлежит им; за неопределенность отвечают демоны Ра-сетау\super1. Это — плата за колдовство, и она устраивает даже самых осторожных.
Но осторожные и недоверчивые находятся далеко — главным образом, в столице, Моско. К помощи же Монорельса прибегают те, кто не мыслит себя вне культа, безоговорочно следует по темным дорогам своей судьбы, защищая интересы секты в миру и имея лишь одно по-настоящему опасное оружие — ядовитое насекомое в опустошенной глазнице…\…Не одну сотню лет передвигаются в Долине Мертвых зловещие предметы.

Только Луна может засвидетельствовать происходящие в них изменения. От новолуния — к новолунию. От печального начала — к неизвестному и, может быть, ужасному продолжению.
2
Император стоял на восточной террасе дворца и смотрел на развалины древней крепости Кремлин. Угасающий свет заката окрасил остатки увенчанных зубцами стен и полуразрушенные башни в кроваво-красный цвет.

На одной из башен чудом уцелел скелет пентаграммы — символа с утраченным смыслом. А с востока уже надвигались низкие тучи, пожирая последние лучи невидимого солнца. Ночь наступала в



Назад