b5ee11d1

Дашкиев Николай - Зубы Дракона



НИКОЛАЙ ДАШКИЕВ
ЗУБЫ ДРАКОНА
Научно-фантастическая повесть
Глава I
ЖАЛОСТЛИВЫЙ УБИЙЦА
На рассвете 7 мая 1946 года между болотами дельты реки Ганг, вблизи небольшого местечка Чандпур, настороженно озираясь, продвигались два усталых человека в грязном и изорванном военном обмундировании колониального типа.
Ни бедственный вид путников, ни их лохмотья никого не удивили бы в Индии, где испокон веков господствуют нищета и голод. Они могли привлечь внимание только тем, что старательно избегали встреч с людьми и, сторонясь шоссе, упрямо продирались сквозь чащу, рискуя ежеминутно встретить одну из тех неисчислимых опасностей, которыми так богат экваториальный пояс.
И впрямь: шедший впереди рыжий человек вдруг отпрянул назад и, вытирая пот со лба, шепотом выругался по-английски.
- Что? - его спутник, молодой стройный мужчина, испуганно пригнулся и рывком протянул руку с пистолетом.
- РСобра! - бросил первый. - Будь внимателен, Чарли!
- Хватит, Майкл, - молодой выпрямился, брезгливо провел рукой по лохмотьям и показал на исцарапанные, покрытые ранами ноги. - Каждому и так будет ясно, что мы провели в джунглях по крайней мере недели две.
- Ты так думаешь, дитятко?! - рыжий Майкл насмешливо прищурил глаз и почесал подбородок. - Для Индии у тебя такой вид, словно ты совершил простую увеселительную прогулку. А профессор Сатиапал, говорят, человек очень осторожный. Нет, нет!

Мы должны к ворогам его дворца приползти, - именно так, приползти, изнемогая от голода и усталости! - и лишь тогда они откроются перед нами. Ради этого не грех и пострадать.
Иллюстрируя свое утверждение, Майкл пошел напрямик через кустарник, острые шипы которого полосовали и одежду и тело.
Чарли поплелся следом. Путешествие давалось ему нелегко. Он оберегал лицо и руки, выбирая более удобную дорогу.

Но это были напрасные усилия. Буйные дебри не оставляли прогалин, а коварная зелень трясины и нефтяночерная грязь болота только и ждали неосторожного, чтобы засосать, похоронить заживо.
Продвижение через джунгли забирало всю энергию. Путники шли молча, тяжело дыша. Наконец младший не вытерпел и, отчаянно выругавшись, сел на колючую кочку:
- Хватит, Майкл! Пора завтракать.
Старик остановился, пренебрежительно взглянул на спутника и примостился рядом с ним.
- Ну, завтракай! - он протянул руку и сорвал серозеленый скользкий гриб. - Прошу! Почти шампиньон. Очень вкусен, если зажарить в сметане.
- Майкл!
- Что, мой дорогой?
Чарли сделал такое движение, словно проглотил что-то большое и сухое, сплюнул густую слюну и с жадностью взглянул на солдатскую сумку в руках своего спутника.
- Беспокоит? - сочувственно отозвался старый Майкл. - Это никуда не годится!
Он вынул из сумки красочно размалеванную банку консервов, понюхал ее, повертел в руках и энергичным движением забросил далеко в болото.
- Хоть глоток рома, Майкл! В горле пересохло.
- Рома? Н-е-т! - старик извлек флягу и вылил на землю темную пахучую жидкость. - Ром вредно влияет на сердце, дитятко! Пел воду.

Лучше всего из болота. Проживешь лот сто.
- К черту шутки! - разозлился Чарли. - Чего-чего, а чистой воды следовало прихватить. Ты что, хочешь, чтобы я заболел дизентерией?!
- О! Идея! - старик вскочил на ноги, как будто услышал что-то необычайно радостное. - В самом деле, это было бы чудесно!
- Ты что - сошел с ума? А не лучше ли, чтобы заболел ты?
- Мне не стоит, - лицемерно вздохнул Майкл. - Ты - молодой, видный, а я... Вот представь: в ранчо профессора Сатиапала появляется красавец-мужчина. Oн тяжело бол



Назад