b5ee11d1

Дарк Виндовс - Время Красной Струны



Dark Window
Время Красной Струны
Роман: Фэнтези
Аннотация:
С появлением новой начальницы жизнь в летнем лагере становится
невыносимой. Повсюду прорастают таинственные флаги, их становится всё
больше, а дети превращаются в маленьких монстров. Главный герой начинает
слежку за директрисой и выходит на подвал, где спрятана Красная Струна.
От автора:
В тексте использованы стихотворения Вячеслава Фролова и команды КВН
Белорусского государственного университета
Время Красной Струны
Глубоко-глубоко, в прохладном подвале, за переплетениями труб, от которых то
и дело взмывают к невидимому потолку густые клубы пара, за двумя дверями и
мглистым коридором вспыхнула зелёная искра, разорвавшая абсолютную тьму
маленькой комнаты без окон.
Вспыхнула и не погасла, разгораясь всё ярче, превращаясь в мерцающий комок
сине-зелёной плазмы. По сгустку, изливавшему бледное сияние, пробегали волны
ряби, проглядывали и снова утопали в дрожащем свете тёмные пятна. Так выглядит
далёкая звезда через иллюминатор космического корабля. Или планета, озарённая
солнцем. Планета, поверхность которой состоит из бесконечной глади океана.
Постепенно мрак отступал, затаясь в углах. Заметались по стенам тени.
Десятки, сотни арок переплетались друг с другом, будто покачивалась растрёпанная
пружина перед гигантским телевизионным экраном, заполонённым зелёным сумраком
подводных миров. Арки на стенах, арки на потолке. Одни лишь арки без стен и
башен. Откуда взялись эти странные тени?
В тусклом свете, озарившем маленькое пространство комнатушки, чернели
концентрические круги, словно планетарные орбиты, придав сгустку ещё большее
сходство со звездой. Задули ветра с четырёх сторон, сшиблись у потолка и
разметали друг друга по стенам. Дрогнули тонюсенькие проволочки кругов, чуть
слышно зазвенели. Вспыхнули круги на секунду таинственными серебристыми
отблесками и вновь налились угольной тьмой. Затихли. Успокоились. А странное
солнце разгоралось всё ярче, превратившись в пылающий шарик размером с теннисный
мяч. С треском постреливали сияющие волны, срываясь полупрозрачными тающими
протуберанцами. Светило беспокоилось, звало, посылало сигналы и затихало в
ожидании отклика. Но странные кольца предпочли безмолвие, уснули. Лишь одно
тихонько дребезжало, предупреждающе сигналя сине-голубой звезде. И та услышала.
Самый высокий протуберанец выстрелил бледным лучом, мгновенно пронзившим
прохладный воздух и кольнувшим струну, не желающую молчать. Луч исчез, но на
струне засверкали малиновые искорки. Всё больше и больше становилось огненных
точек, всё беспокойнее вели они себя, а потом бросили дрожать и закрутились
хороводом, окрасив струну в холодно-багровые тона.
И светило принялось угасать, словно исполнив предназначение. Обрадованный
мрак тут же пополз из временных укрытий, быстро заполоняя комнату. Снова
воцарилась тьма, поглотив и светило, и многочисленные орбиты. Лишь неспокойная
струна наливалась тусклым тёмно-красным светом, подавая тревожные импульсы.
Никто не видел подвальных чудес. Никто не заходил в тот подвал. И если
взлететь с клубами пара, но не осесть на стенах мелкими каплями, а вырваться на
самую обычную улицу, где высятся самые обычные дома. По вечерам здесь загораются
фиолетовые фонари. И тогда кажется, что улица перестала быть самой обычной. Но
люди не замечают фонарей. Для них сиреневые бусины - дело вполне привычное. Люди
умеют не замечать то, что видят каждый день: асфальтовый каток, замерший здесь с
прошлого века, покриви



Назад