b5ee11d1

Дарк Виндовс - Пионерская История



Dark Window
Пионерская история
Я спросил у дяди Феди:
"Почему машина едет?"
Дядя Федя нос потер
и сказал: "У ей мотор".
Я поправил дядю Федю:
"Не у ей, а у нее".
Возмутился дядя Федя:
"Ах ты, сука, е-мое!"
Я на всякий случай в руку
взял осколок кирпича
и ответил: "Я не сука.
Я орленок Ильича!"
Д. Филимонов, "Золотое детство", г. "Аврора", 1990
Сбор проходил в беседке, скрывающейся в довольно густом парке, примыкавшем
к горстке приземистых деревянных домишек. Хотели начать в шестнадцать
ноль-ноль, но, как обычно, потянулись опоздавшие, и пока дожидались их, а
затем делали им втык насчет пионерской дисциплины и порядочности, пролетело
еще сорок минут.
Вожатая Оля проводила политинформацию, а Колька с Володькой уже откровенно
скучали. Просто невозможно было подумать, что предстояло отсидеть здесь
полтора часа, но еще более невозможным казалось, что сбор сумеет закончиться
раньше.
Володька с тоской оглядывался по сторонам. На голубом небе безмятежно
светило жаркое солнце, а тут, в тени, было прохладно и хорошо. Вокруг шумели
могучие деревья и еще совсем молодая поросль. Где-то у изб посторонняя бабуся
гремела ведром, направляясь к колодцу. В общем, можно даже и посидеть
спокойно, нужно только отключить слух, чтобы не слышать, как Оля бубнит себе
под нос об очередных судьбоносных решениях. Правда, о них будут, наверняка,
спрашивать на уроке мира, но к этому времени (и Володька знал это совершенно
точно) они выветрились бы у него из памяти, даже если бы он не только слушал
самым внимательнейшим образом, но и записывал в пионерский блокнотик, как это
делала, например, Слепышева.
Колька прилагал неимоверные усилия, чтобы не заснуть. Накануне они
допоздна жгли костер на Ковылкином пустыре и рассказывали друг другу страшные
истории про мертвецов. Возбужденный Колька полночи не мог заснуть, а утром
мать подняла ни свет ни заря грядки полоть, даром, что лето.
- Слон, тебя зовут, - почувствовал он внушительный толчок от Мишки,
сидящего рядом.
Колька вздрогнул, очнулся и услышал голос вожатой Оли:
- Хоботов, к тебе обращаются.
"Наградил бог фамильицей," - ругнулся про себя Колька и сделал
исключительно внимательное лицо.
- Хоботов, неужели ты думаешь, что летом пионер не должен принимать
участие в общественных делах?
- Должен, должен, - разумно согласился Колька.
- Так почему же все, как истинные ленинцы, трудятся, собирают металлолом,
а вы с Шумиловым на речке околачиваетесь?
- А че они все мелочь таскают, - вступился за друга Володька. - Мы, может,
целую гору металла нашли, только принести одни не потянем.
- Не может такого быть, - не согласилась Оля. - И я вам не верю, и отряд
вам не верит. Может, вы сумеете принести хоть что-нибудь в качестве
вещественного доказательства?
- Может, и сумеем, - не удержался Володька.
- Вот и сумейте. Идите и принесите, а отряд вас здесь подождет.
Теперь уже ничего не оставалось, как пойти и принести. Володька закрыл
глаза и представил себе эту кучу. Ржавые трубы торчали оттуда со всех сторон,
громоздились разломанные кровати, а венчало это восхитительное сооружение
мощное колесо от катка, тонны, эдак, на две. Может, такая куча и дожидалась
сейчас удачливого пионера. Жаль только, что ни Володька, ни Колька не знали ее
местонахождения.
Пришлось молча покинуть беседку, а за их спиной Оля молча перевернула
страницу и продолжила политическое самообразование.
Программа-максимум имела только один-единственный пункт - найти
вышеупомянутую кучу. Правда, до куч



Назад