b5ee11d1

Дарк Виндовс - Моя Любовь - Зомби



Dark Window
Моя любовь - зомби
Что-то скрежетнуло, и меня передернуло в очередной раз. Нервы ни к черту.
Да и какие нервы надо иметь, чтобы спокойно стоять и смотреть туда. Ах да, вы
то еще не знаете, что я стою в светлой больничной палате у донельзя непонятной
конструкции и неотрывно смотрю на мертвое тело, с разбитого виска которого на
белоснежную простыню скатываются отвратно-красные капли крови. Профессор
оккультных наук, топчущийся рядом, довольно потирал руки и, судя по всему,
находился в гораздо более спокойном состоянии духа, чем я. Ну ему то не
привыкать, а я жутко не люблю мертвецов. Впрочем, меня никто и не заставлял их
любить, зато заставляли стоять рядом и смотреть на творившееся непотребство.
От громоздкой машины неизвестного предназначения к мертвецу тянулись
разноцветные провода. Где-то во внутренностях этой жуткой электроники полыхали
синеватые разряды молний и постоянно, в самые неожиданные моменты, резкий
скрежет невидимых механизмов заставлял меня нервно вздрагивать. Вы спросите,
почему я не могу наплевать на все и бежать куда глаза глядят, лишь бы подальше
от этого жуткого соседства? Да потому что я - свидетель, и никуда от этого уже
не убежишь. Представьте-ка такую картинку, идете вы по улице, замечаете
потерявшую сознание девушку и из самых благородных побуждений бросаетесь к ней
с криком: "Девушка, что с вами такое? Может вам что надо?" А девушке уже
ничего не надо. И вот вы уже не просто гражданин великой и могучей страны, а
по совместительству еще и свидетель, первый прибывший на место происшествия.
И тут возникает толпа. Тело уносят, а вас с бдительным почетом везут на
освидетельствование чего-то там и готовятся задать кучу всяческих неприятных
вопросов. И это вам еще крупно повезло, потому что роль подозреваемого все еще
вакантна. Настолько вакантна, что под настойчивыми взглядами вы невольно
начинаете примерять ее на себя. Но в дело неожиданно вмешиваются отчаянно
скорбящие родители потерпевшей во главе с неистовым профессором оккультных
наук, клятвенно заявляющим, что поставит бездыханное тело на ноги. Врачи
демонстративно разводят руками, всем своим видом показывая, мол сейчас
демократия, так что пользуйтесь своей нетрадиционной медициной сколь душе
угодно, а мы со стороны поглядим. Под это дело возникает железная махина с
трудновыговариваемым названием, и проводятся поиски незаинтересованного
человека в качестве независимого наблюдателя. Ну, и кого бы вы думали избирают
на эту должность? Не надо напрягать извилины, если вы все еще не сообразили.
Сия незавидная участь досталась именно мне.
Вот и гляжу я на неведомую мне девушку с пробитым виском, внутренне
содрогаясь от отвращения. А рядом копошится профессор, быстро щелкающий
выключателями на передней панели и крутящий ручки разной величины и степени
заношенности.
- Ну, сейчас или никогда! - голос профессора задрожал от торжества.
"Лучше второе, второе!" - взмолился я, глядя на небеса в виде посеревшего
потолка с фигурными желтыми разводами. Весна, видимо, выдалась слишком бурной.
- Сюда смотри! - обратился ко мне профессор.
Я судорожно кивнул. Если я чего и боялся больше самих мертвецов, то лишь
мертвецов оживших. Именно это мне и предстояло сейчас запечатлеть для истории.
Крепкая профессорская ладонь уверенно легла на рычаг, находившийся в самой
середине панели управления умной машины. Пальцы плотно закрыли отполированную
рукоятку.
- Сейчас она откроет глаза! - заявил профессор таким тоном, что лучше было



Назад