b5ee11d1

Дарк Олег - Мой Сын



Олег Дарк
МОЙ СЫН
- А Галя придет? - спрашивает Димка.
- Почему ты решил? Нет.
- Вчера же приходила.
- Кто сказал?
- Слышал.
- Спи - ложись, тебе показалось, конечно.
Папа надавливает на плечи Димки, заставляет сесть. Димка послушно садится,
но, когда папа отпускает его, опять встает, держится за решетку кроватки.
- Значит, ты возьмешь меня к себе?
- Нет, ты сам спи.
Димка ложится. Пана колдует над ним: укрывает, взбивает с боков подушку,
пытается что-то напевать, колено машинально раскачивает кроватку. Лицо Папы в
темноте принимает ласковые выражения, сменяющие друг друга, хотя Димка не
может видеть.
- Ты мнe почитай лучше.
Папа включает ночник, берет и читает что-то из "Винни Пуха", склонившись.
Димка дышит ровней, ещe ровнее. Папа выключает ночник, крадется к своему
дивану. Здесь ему начинает казаться, что Димка смотрит за ним, притворяется,
наверное, а сам следит глазом сквозь решетку. Тогда Папа начинает ворочаться,
скрипит и раскачивает, как будто ищет место поудобнее, несколько раз громко
переводит дыхание, потом шумно и ровно дышит, отдувая нижнюю губу, так ему
кажется натуральнеe, губа шлепает. Когда Папa был маленький и жил за городом,
а его родители в городе, так дышала и шлепала Папина бабушка. Ночью Папа
слушает бабушкину губу, ему кажется, что бабушка специально шлепает, чтобы его
напугать. Но если губа по какой-то причине перестает, маленький Папа боится,
что бабушка умерла. Он приподнимается на локте и, чтобы себе не мешать,
затаивает дыхание. То он слышит бабушку, то нет, пока, наконец, не раздается
опять шлепанье, тогда успокаивается. "Я посплю немного,- говорит бабушка,
умаявшись на всегда жаркой кухне, она обязательно немного должна отдохнуть.-
Через полчаса встану. Стукни мне тогда и она показывает, как ему стукнуть в
стену. - Только ровно, смотри". Но она и так встанет, как обещала, и засыпает
сразу, как по приказу, она говорит, у нее часы в голове. Полчаса шлепает губа,
вдруг умолкает. Бабушкин беззубый рот всасывает ее с чмоканьем, несколько раз
там жует. Бабушка открывает глаза.
Днем Папа не боится, а любит стоять перед диваном, где отдыхает бабушка,
на коленях и смотреть, как она спит, а потом просыпается. На стуле у изголовья
- стакан с водой, там бабушкины розовые зубы. Их хочется потрогать сквозь воду
пальцем, но Папа не решается. Он вздрагивает и ползет с дивана, стараясь
делать это бесшумно, но получается, конечно, неловко. От долгого ровного
дыхания саднит в горле и кружится голова. Он идет ждать в прихожую, пока
Галкины коготки не зацарапают с той стороны, тогда открывает. Галка стоит на
пороге в ночной рубашке, джинсы и остальное держит, скомкав, под мышкой.
"Сумасшедшая! - говорит, как всегда Папа, сгребая Галку в охапку, но успев
мимоходом выглянуть в коридор. - А если соседи?" "Откуда им в такое время. Ох,
как пить хочется!" "Потом, потом, - Папа несет Галку к дивану,-только потише,
не разбудить бы!" Папа любит Галку. Он любит ее, и, загнув ей ноги на живот,
устроив их пятками у себя на плечах, получается как рычаг, тогда раздутый
мужской орган Папы двигается в Галке легко и свободно, как поршень, и в конце
вдруг нехотя извергает из себя накопленное, как если бы спустили в унитазе,
только не гудит после. Папа любит Галку и с вытянутыми ногами, тесно прижатыми
друг к другу, и еще обхватив их своими вдоль бедер. Тогда мужскому органу
тесно внутри Галки, и поэтому он побыстрее извергает из себя, что может. Галке
больше нравится, когда ноги загнуты, о



Назад