b5ee11d1

Данко Елена - Побеждённый Карабас



ЕЛЕНА ДАНЬКО
ПОБЕЖДЁННЫЙ КАРАБАС
Глава первая.
О ТОМ, КАК ЧЕРНЫЙ ПУДЕЛЬ ПОКУПАЛ БУТЕРБРОДЫ
Жилбыл на свете старый шарманщик.
Звали его Карло. Жил он одинодинешенек, и не с кем ему было словом перемолвиться. Вот вырезал он себе из полена деревянного мальчика и назвал его своим сыночком Буратино.
Буратино бегал, прыгал и баловался, как настоящий мальчишка. Стало у шарманщика с тех пор хлопот полон рот. Но старик не жаловался: уж очень он полюбил своего сыночка.
В том же городе жил богатыйпребогатый синьор Карабас Барабас Огромная Борода – хозяин кукольного театра. Он был злой и страшный. Он хлестал своих кукол плеткой и грозил оторвать им головы.

Это было в Тарабарской стране, где богачи делают все, что им вздумается, и никто им не смеет перечить.
Бедные куклы терпеть не могли своего хозяина. И вот лучшие актеры убежали из его театра. Сначала убежала девочка Мальвина с пуделем Артемоном, а потом убежал мальчик Пьеро.

Карабас погнался за ними, пустив по следу свирепых бульдогов. Но старый шарманщик Карло приютил беглецов в своей каморке. А его сынок, веселый Буратино, открыл золотым ключиком потайную дверцу и увел кукол от преследователей.
За дверцей оказался чудесный маленький театр. Куклы стали представлять в нем забавные комедии и волшебные сказки. И зажили с тех пор весело и счастливо у старого Карло.
А Карабас остался без актеров. Пришлось ему закрыть свой театр. Он злился, рвал свою длинную бороду и ревел от злости.
Об этом обо всем рассказано в книжке Алексея Николаевича Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино», и все читатели думают, что на том дело и кончилось.
Я тоже думал, что ничего больше не приключилось с Карло и с его приемными детьми. Но нечаянно я узнал продолжение сказки.
Вот как это было.
Я живу в Ленинграде и часто хожу в наш кукольный театр. Както раз, на каникулах, я забрался туда ранымранешенько, чуть ли не за два часа до представления. Пришел – и сам не обрадовался.
В театре было пусто, темно и холодно. Окошечко в кассе было похоже на закрытый глаз. Старуха уборщица выгребала в коридоре вчерашний сор. Увидев меня, она принялась ворчать.

Куда это меня принесло в такую рань? Неужто мне дома не сидится? Я ответил, что боялся опоздать на представление.
– Ну, ступай, посиди в буфете. Нечего тут слоняться, сор ногами разносить! – сказала она и стукнула метлой о железный совок.
Я пошел в буфет и уселся в уголке. Сонная буфетчица за прилавком вытирала стаканы. Против меня в стене была маленькая дверца с большой надписью: «Посторонним вход воспрещается».
Я прочел эту надпись слева направо и справа налево, и мне стало очень скучно. Когда еще начнется представление?
Вдруг дверца отворилась, и вошел черный пудель. Гордо выпрямив шею, он нес в зубах корзинку для провизии. Он подошел к прилавку и встал на задние лапы, принюхиваясь и приглядываясь к закускам, разложенным под стеклом. Потом он поднял морду и негромко пролаял:
– Гав, гав!
Я думал, буфетчица рассердится и прогонит собаку. Мне захотелось подманить пуделя к себе, и я уже нащупал в кармане печенье, оставшееся у меня от завтрака…
Но буфетчица ничуть не рассердилась. Она словно проснулась, схватила свою серебряную лопаточку и сказала:
– Я к вашим услугам!
Тогда пудель протянул стриженую лапу в мохнатой манжетке и указал на бутерброды.
– Вам с колбасой? и с ветчиной? и с салом? и с сыром? – спрашивала буфетчица, выкладывая бутерброды на круглое блюдо. А пудель радостно помахивал хвостом, облизывался и указывал ей все новые закуски.



Назад