b5ee11d1

Даниэль Юлий (Аржак Николай) - Руки



Юлий Даниэль (Николай Аржак)
РУКИ
Ты вот, Сергей, интеллигент, вежливый. Поэтому и молчишь, не спрашиваешь
ничего. А наши ребята, заводские, так те прямо говорят: "Что, говорят, Васька,
допился до ручки?!" Это они про руки мои. Думаешь, я не заметил, как ты мне на
руки посмотрел и отвернулся? И сейчас все норовишь мимо рук глянуть. Я, брат,
все понимаю - ты это из деликатности, чтобы меня не смущать. А ты смотри,
смотри, ничего. Я не обижусь. Тоже, небось, не каждый день увидишь такое. Это,
друг ты мой, не от пьянства. Я и пью-то редко, больше в компании или к случаю,
как вот с тобой. Нам с тобой нельзя не выпить за встречу-то. Я, брат, все
помню. И как мы с тобой в секрете стояли, и как ты с беляком по-французски
разговаривал, и как Ярославль брали... Помнишь, как ты на митинге выступал, за
руку взял меня - я рядом с тобой случился - и сказал: "Вот этими, сказал,
руками..." Да-а. Ну, Серега, наливай. А то я и впрямь расхлюпаю. Забыл я, как
она называется, трясучка эта, по-медицинскому. Ладно, у меня это записано, я
тебе потом покажу... Так вот - отчего это со мной приключилось? От
происшествия. А по порядку если говорить, то расскажу тебе так, что, когда
демобилизовались мы в победившем 21-ом году, то я сразу вернулся на свой
родной завод. Ну, мне там, ясное дело, почет и уважение, как революционному
герою, опять же - член партии, сознательный рабочий. Не без того, конечно,
было, чтобы не вправить мозги кому следует. Разговорчики тогда разные пошли:
"Вот, дескать, довоевались, дохозяйничались. Ни хлеба, ни хрена..." Ну, я это
дело пресекал. Я всегда был твердый. Меня на этом ихней меньшевистской мякине
не проведешь. Да. Ты наливай, меня не дожидайся. Только проработал это я с
год, не больше, - хлоп, вызывают меня в райком. "Вот, говорят, тебе, Малинин,
путевка. Партия, говорят, мобилизует тебя, Малинин Василий Семенович, в ряды
доблестной Чрезвычайной Комиссии, для борьбы с контрреволюцией. Желаем,
говорят, тебе успехов в борьбе с мировой буржуазией и кланяйся низко товарищу
Дзержинскому, если увидишь". Ну, я - что ж? Я человек партийный. "Есть,
говорю, приказ партии исполню". Взял путевку, забежал на завод, попрощался там
с ребятами и пошел. Иду, а сам в мечтах воображаю, как я всех этих контриков
беспощадно вылавливать буду, чтобы они молодую нашу Советскую власть не
поганили. Ну, пришел я. Действительно, Дзержинского Феликса Эдмундовича видел,
передал ему от райкомовцев, чего говорили. Он мне руку пожал, поблагодарил, а
потом всем нам - нас там человек тридцать было, по партийной мобилизации, -
выстроил нас всех и сказал, что, мол, на болоте дом не построишь, надо, мол,
болото сперва осушить, а что, мол, при этом всяких там жаб да гадюк уничтожить
придется, так на то, говорит, есть железная необходимость. И к этому, говорит,
всем нам надо руки приложить... Значит, он сказал вроде басни или анекдота
какого, а всё, конечно, понятно. Строгий сам, не улыбнется. А после нас
распределять стали. Кто, что, откуда - расспросили. "Образование, говорят,
какое?" У меня образование, сам знаешь, германская да гражданская, за станком
маялся - вот и все мое образование. Два класса церковно-приходской кончил...
Ну, и назначили меня в команду особой службы, а просто сказать - приводить
приговоры в исполнение. Работка не так чтобы трудная, а и легкой не назовешь.
На сердце влияет. Одно дело, сам помнишь, на фронте: либо ты его, либо он
тебя. А здесь... Ну, конечно, привык. Шагаешь за ним по двору, а сам ду



Назад