b5ee11d1

Данихнов Владимир - Поезд



ВЛАДИМИР ДАНИХНОВ
ПОЕЗД
Данихновой Яне
Примерно так мы и познакомились:)
ДО
1.
Я познакомился с девушкой через интернет и влюбился.
Конечно, это звучит глупо. Все мои друзья хохотали, когда я им рассказывал о Саше. Они не верили. Они говорили мне: Юрка, ты что?

Как можно полюбить девушку, которую ни разу в жизни не видел? Черт подери, она даже не прислала тебе фотографию!
Я им сказал, что сам попросил Сашу не присылать фото. Еще сказал, что хочу увидеть ее лицо первый раз не на глянцевой бумажке, а в реале.
Друзья продолжали смеяться и хлестать пиво. Весельчак Джоки спросил, не хочу ли я влюбиться в него, а Костян пообещал подарить свой детский фотоальбом. Мол, там есть кадры, где он в подгузниках и с соской во рту — очень эротично.
Я молча хлебал из своей кружки и старался не смотреть друзьям в глаза.
Пиво было темным, холодным, очень вкусным. В кабаке пахло летом: заводской пылью вперемешку с цветущей липой. Еще пахло дешевым табаком и потом. Джоки, Костян и я работаем на стройке, в западном районе Старого Ростова.

Трудновато благоухать после двенадцатичасового рабочего дня. Особенно по такой жаре.
Я допил пиво, подозвал официантку и попросил:
— Лера, нам еще три пива. Одно темное и два светлых.
Лера устало улыбнулась и стала наполнять кружки.
Вечером в забегаловке народу всегда полно: в основном такие же строители, как мы, а еще сюда заходят парни из "службы зачистки". Народ шумит, смеется, мегалитрами поглощает водку и пиво.
Джоки сказал:
— Может, лучше влюбишься в Лерку? Посмотри, какая приятная девчонка! Подумаешь, ей под сорок уже.

Зато она на тебя глаз положила давным-давно. Если начнете встречаться, будет нам бесплатно наливать каждый вечер.
А Костян хлопнул меня по плечу и крикнул:
— Твою мать, Юрик, я ведь говорил, что эти походы в Интернет-клуб до добра не доведут!
Они смеялись, а в приоткрытую дверь забегаловки проникали аромат летних трав и вонь низкооктанового бензина. В открытые окна виднелись корявые деревца Центрального Парка и черные тени кривых многоэтажек. А еще серо-голубая пелена вместо неба — купол из бронированного стекла, покрытый толстым слоем пыли.
Весь мир за окном — будто в тумане.
Лера принесла пиво, и я сказал:
— Хочу с ней встретиться.
Друзья подняли кружки. Джоки подмигнул мне и произнес торжественно, словно это был тост:
— Удачи, Юрий!
Потом он спросил:
— Куда ты ее поведешь? В парк? Или сразу к нам в вагончик?
Я ответил:
— Саша живет в Новороманове. Поеду к ней.
Джоки поперхнулся, закашлялся, а Костян отодвинул кружку в сторону и посмотрел на меня. У Костика страшный взгляд — вместо левого глаза у него протез кроваво-красного цвета, а правая щека изрезана глубокими шрамами. Шрамы напоминают четыре параллельные дороги, которые ведут к протезу.
Можно подумать, что на Костю напал в темной подворотне Зорро, вооруженный своей верной шпагой.
Костик похлопал Джоки по спине и сказал:
— Ты что, рехнулся, Юрик?
Я покачал головой:
— Сяду в поезд и поеду к ней.
Все тот же людской гул, все то же позвякивание пивных кружек. Все тот же сквознячок, все те же люди. Ничего не изменилось после этих слов, разве что теперь я понял — действительно поеду. Во что бы то ни стало.

Буду вкалывать по двадцать часов в сутки, стану разгружать бетон и таскать кирпичи тоннами, пойду добровольцем в "отряды зачистки", если понадобится, но все равно заработаю на билет.
Джоки откашлялся и полез в карман за зажигалкой. У Джоки замечательная зажигалка: серебряная, на одном боку стильное изображение тре



Назад