b5ee11d1

Дацюк Сергей - Этика Любви



Сергей Дацюк
ЭТИКА ЛЮБВИ
Любовь вламывается в нашу жизнь всегда некстати. Никто ее не хочет,
никто ее не ждет. Все смиряются с ней, потому что не умеют прогнать.
Ее желают удержать, пытаются нежить и романтизировать любимого, желают
возвысить и удержать объект любви поближе. Тем самым рано или поздно
надоедают себе и другому любовью, потерпают от высокомерия или
надменности ими же возвышенной любви и упраздняют ее. Они все еще
продолжают играть в любовь, но инерция сохраняется недолго, ложь
вскрывается так же неожиданно, любовь гибнет, а все попытки сохранить
ее заканчиваются тупиком. Затем жалеют о своей глупости невероятно и
ждут следующего раза. Любовь же нужно гнать и презирать, любимого
унижать и относиться к нему цинично.
Я знаю только одну большую ложь - ложь большой долгой и счастливой
любви. Этого не бывает ни у кого и никогда иначе, чем ценой взаимной
деградации до уровня безразличия настолько, чтобы никого иного уже не
хотелось. Тогда говорят: смотрите, они до сих пор живут вместе, потому
что любят друг друга. Чушь! Они уже давно не способны любить, их
соединяет равнодушие и нежелание что-либо менять.
Любовь это что-то неуловимое, остающееся после грязи и разлук,
после цинизма и потребительского отношения друг к другу, сохраняемое
немногими знающими людьми, которые умеют не надоесть, не травмировать
друг друга своей любовью, которые умеют смеяться над своей любовью,
восторгаться чем-то примитивным и находить интересное в банальном,
относиться друг к другу без всякого увлечения, иногда даже пошло, но
понимая, что это пошлость, и умея прощать друг другу эту пошлость.
Пошлость в другом начинают ставить на вид только тогда, когда любви
уже нет. Любовь же понимает и приемлет все. Нет ничего, что бы она
отвергала. Отвергнутое накапливается и губит любовь.
Больше всего любовь приемлет игру во что-нибудь иное, кроме игры в
любовь. Абсолютная аксиома любви есть существование человека А,
который согласен играть по правилам человека Б, и существование
человека Б, согласного играть по правилам человека А, и это разные
правила, и это одна игра. Именно поэтому любовь нельзя формализовать,
именно поэтому любовь можно презирать, воспринимать ее в шутку. Именно
поэтому никакого святотатства нет в том, что кончилась эра священной
любви, любви как религии, где объект любви есть объект преклонения, и
я не жалею об этом. Я не хочу быть жертвой или объектом преклонения, и
не приемлю никого как жертву или объект преклонения.
Я дерзну говорить о новой любви, такой, какой я ее вижу и хочу для
себя и для того, кого я люблю или буду любить. Новая любовь
деритуализована. Она не состоит в знакомстве, узнавании имени, дарении
цветов, конфет, признания в любви и тошнотворного говорения о любви.
Она не стремится выработать какие-то новые ритуалы, она не стремится
быть поруганной рассмотрением себя в деталях, в причинах, мотивах и
стремлениях. Она с легкостью отождествляет "любить" с "заниматься
любовью" и никогда не ищет отличий или разграничений. Она цинична и
меркантильна, и только в этом нежна и ласкова.
Новая любовь развеществлена до основания. Она не обладает
собственностью. Она выносит расстояния и не преследует всецелого
слияния в неразрывное тождество. Различие она имеет своим первейшим
предусловием. Именно поэтому она не знает измен. Она есть начало
невещной, несобственнической чувственности и упразднение того своего
состояния, где нужно было слиться с объектом любви как с предметом,
принадлежащ



Назад